Напомните мне пароль
02.09.2016berserk

Одиночный маршрут по Выгозеру на каяке


Одиночный маршрут по водам Карелии Максим стал планировать еще год назад, сразу после того как купил экспедиционный каяк (с доставкой из Владивостока). Новое занятие сразу пришлось ему по вкусу и лодка заняла достойное место в спортивном уголке активных увлекух наравне с велосипедом, лыжами, беговыми кроссовками, кошками и чем-то там еще... Не радовал только один досадный факт: приходилось с трудом находить свободное время, чтоб успеть в этой жизни все. А свободное время находилось с трудом. Однако за первый сезон Максим успел освоить технику гребли, попробовал каяк на волне, подубасил на время в спортивном темпе, а так же вляпался в приключение, когда одним замечательным тихим вечером помогал полицейским веслом вытаскивать из воды на берег туловище синего и раздутого утопленника. А потом была зима, лыжные тренировки, вертикальный километр на Эльбрусе, ожидание лета и укрепления навыков каякинга. И лето, как всегда, пришло.
Отпуск наступил в середине июля, и радостный человек в машине, с каяком на крыше, ехал в Карелию, попутно собирая штрафы за случайное превышение скорости в бдящем Тверском районе. Родина встретила теплом и солнцем. В Петрозаводске были пересадка на более проходимый автомобиль и заброска еще на 200км севернее, на западный берег Выгозера.

Полный набор фотографий тут.

Описать словами красоту карельской природы просто нельзя. Это надо видеть и воспринимать всем своим существом, чем, собственно, и занималось существо, попутно непрерывно перемещаясь с вещами от машины к лодке и обратно. Вскоре все необходимые вещи и продукты были разложены по герметичным грузовым отсекам, впереди был долгожданный одиночный маршрут по диким местам нетронутой природы. До берега Максима подбросил отец. Пожилой но крепкий мужчина, старый охотник и рыбак, выросший в этих местах, проблемы выживания в лесу для которого просто не существовало. Все, что выжимают по этой теме увлекающиеся люди, было его обычной нормальной настоящей жизнью. Он начал брать с собой сына в лес, когда тот еще не ходил в школу. Маленький человек постигал одновременно два параллельных мира: цивилизованный мир социума и дикий мир природы, живущий по своим суровым, простым и честным законам. Школа учила его грамотно писать и складывать цифры, природа закаляла волю, помогала стать сильнее и выносливе. Она планомерно и последовательно преумножала его знания в области как вещей простых и понятных, так и совсем запредельных, о которых и подумать обычному человеку было страшно.
Максиму нравилась эта наука, он как губка впитывал древнее знание, находил ответы на многочисленные вопросы и продолжал движение вперед, ведь, как он понял для себя однажды, только движение помогало ему развиваться и круто расширять границы восприятия. Сейчас он твердо знал, что каждый раз, когда ты смог преодолеть себя, ты стал на шаг ближе к бессмертию... Он продолжал свой путь. Отец продолжал оставаться достойным и лучшим примером. И продолжалась жизнь. Человек рождался, рос, закалялся, взрослел, понимая, что что-то внутри него и вокруг него продолжает быть и оставаться волнующим, бесконечным и единым вечным целым.
Знакомые часто задавали странные вопросы о том, не жалко ли убивать на охоте животных, птиц, и зачем это все вообще надо. Он односложно отвечал: "Жалко...", но развёрнутый ответ, почему-то не озвучивал. Видимо, потому что он был просто не нужен вопрошающим, да и вообще сложно было объяснить, что настоящий охотник любит животных больше чем любой доморощенный гринписовец. Да и к самому понятию "настоящий охотник" он относился бережно, даже свято, и отказывался называть охотниками любителей природы, расстреливающих кормящихся кабанов из окон солидных засидок под коньячок, бьющих загнанного снегоходами зверя, выбивающих под чистую глухариные и тетеревиные тока в пылу алчного азарта, выкладывая потом в сеть героические фотографии с кучами трупов. Он любил природу, видимо, какой-то другой любовью. Мог сидеть в шалаше несколько часов, наблюдая за дерущимися на токовище косачами, в ожидании хорошего кадра на камеру, не сделав порой ни одного выстрела. Прогнать по весне с дороги глупую тетерку, собирающую камешки, чтоб птицу не подстрелил какой-нибудь "охотник", ей же еще птенцов выводить. Мог пройти ни один десяток километров по лесам и топям болот, щедро окропив землицу потом, выслеживая лося, совершенно не загадывая в итоге добыть его. Важно было само действие, само движение вперед, против лени, вопреки боли, игнорируя снег, холод, дождь, важен сам ритуал труда и преодоления, если хотите. Ну а коли все сделал правильно, будет тебе награда.
Сборы были завершены. Они сидели на песчаном берегу большого красивого озера, вдыхали аромат леса, разговаривали и, наслаждаясь видом, пили крепкий горячий чай. Отец и сын пожали друг другу руки. Через несколько дней они должны встретиться где-то на другом, не видимом отсюда, берегу. Машина умчалась на север, Максим сел в каяк и направился на восток...
Загрузка...
 
Описать словами красоту карельской природы просто нельзя. Это надо видеть и воспринимать всем своим существом, чем, собственно, и занималось существо, попутно непрерывно перемещаясь с вещами от машины к лодке и обратно. Вскоре все необходимые вещи и продукты были разложены по герметичным грузовым отсекам, впереди был долгожданный одиночный маршрут по диким местам нетронутой природы. До берега Максима подбросил отец. Пожилой но крепкий мужчина, старый охотник и рыбак, выросший в этих местах, проблемы выживания в лесу для которого просто не существовало. Все, что выжимают по этой теме увлекающиеся люди, было его обычной нормальной настоящей жизнью. Он начал брать с собой сына в лес, когда тот еще не ходил в школу. Маленький человек постигал одновременно два параллельных мира: цивилизованный мир социума и дикий мир природы, живущий по своим суровым, простым и честным законам. Школа учила его грамотно писать и складывать цифры, природа закаляла волю, помогала стать сильнее и выносливе. Она планомерно и последовательно преумножала его знания в области как вещей простых и понятных, так и совсем запредельных, о которых и подумать обычному человеку было страшно. Максиму нравилась эта наука, он как губка впитывал древнее знание, находил ответы на многочисленные вопросы и продолжал движение вперед, ведь, как он понял для себя однажды, только движение помогало ему развиваться и круто расширять границы восприятия. Сейчас он твердо знал, что каждый раз, когда ты смог преодолеть себя, ты стал на шаг ближе к бессмертию... Он продолжал свой путь. Отец продолжал оставаться достойным и лучшим примером. И продолжалась жизнь. Человек рождался, рос, закалялся, взрослел, понимая, что что-то внутри него и вокруг него продолжает быть и оставаться волнующим, бесконечным и единым вечным целым. Знакомые часто задавали странные вопросы о том, не жалко ли убивать на охоте животных, птиц, и зачем это все вообще надо. Он односложно отвечал: "Жалко...", но развёрнутый ответ, почему-то не озвучивал. Видимо, потому что он был просто не нужен вопрошающим, да и вообще сложно было объяснить, что настоящий охотник любит животных больше чем любой доморощенный гринписовец. Да и к самому понятию "настоящий охотник" он относился бережно, даже свято, и отказывался называть охотниками любителей природы, расстреливающих кормящихся кабанов из окон солидных засидок под коньячок, бьющих загнанного снегоходами зверя, выбивающих под чистую глухариные и тетеревиные тока в пылу алчного азарта, выкладывая потом в сеть героические фотографии с кучами трупов. Он любил природу, видимо, какой-то другой любовью. Мог сидеть в шалаше несколько часов, наблюдая за дерущимися на токовище косачами, в ожидании хорошего кадра на камеру, не сделав порой ни одного выстрела. Прогнать по весне с дороги глупую тетерку, собирающую камешки, чтоб птицу не подстрелил какой-нибудь "охотник", ей же еще птенцов выводить. Мог пройти ни один десяток километров по лесам и топям болот, щедро окропив землицу потом, выслеживая лося, совершенно не загадывая в итоге добыть его. Важно было само действие, само движение вперед, против лени, вопреки боли, игнорируя снег, холод, дождь, важен сам ритуал труда и преодоления, если хотите. Ну а коли все сделал правильно, будет тебе награда. Сборы были завершены. Они сидели на песчаном берегу большого красивого озера, вдыхали аромат леса, разговаривали и, наслаждаясь видом, пили крепкий горячий чай. Отец и сын пожали друг другу руки. Через несколько дней они должны встретиться где-то на другом, не видимом отсюда, берегу. Машина умчалась на север, Максим сел в каяк и направился на восток...
День 1

С погодой повезло: голубое небо с редкими белыми пятнами облаков. Слабый встречно - боковой ветер, и легкая прохлада от воды приятно освежали работающий организм. В планах было пройти около пятнадцати километров и встать на ночь на берегу огромного острова Сиговец. Западное побережье острова Максим совсем не знал, тем интереснее было грести, открывая для себя новые виды многочисленных островов с дикими песчаными берегами и яркими оранжевыми стволами высоких сосен. Шлюзы Беломорско-Балтийского канала сдерживали огромную массу воды, и вся прибрежная многокилометровая территория оказалась когда-то в зоне затопления. Тут и там на берегу виднелись старые засохшие и серые от времени пни, выброшенные водой и колоритно дополняющие пейзаж. А когда каяк подходил близко к берегу, то пни, вцепившиеся в песчаное желтое дно, были видны сквозь прозрачную воду, и создавалось впечатление полёта над странным древним вырубленным в незапамятные времена лесом. Этот пейзаж был знаком ему с детства, он не переставал восхищаться и наслаждаться этой суровой красотой северной природы. Человек размашисто загребал веслом воду, природа научила его уметь радоваться простым и незаметным в городской суете вещам. И он был рад, что может грести, ходить, бежать. Он внутренне благодарил мир за возможность быть маленьким сторонним наблюдателем этой бесконечной красоты безмолвного и совершенно безразличного к нему величия.
Загрузка...
 
День 1 С погодой повезло: голубое небо с редкими белыми пятнами облаков. Слабый встречно - боковой ветер, и легкая прохлада от воды приятно освежали работающий организм. В планах было пройти около пятнадцати километров и встать на ночь на берегу огромного острова Сиговец. Западное побережье острова Максим совсем не знал, тем интереснее было грести, открывая для себя новые виды многочисленных островов с дикими песчаными берегами и яркими оранжевыми стволами высоких сосен. Шлюзы Беломорско-Балтийского канала сдерживали огромную массу воды, и вся прибрежная многокилометровая территория оказалась когда-то в зоне затопления. Тут и там на берегу виднелись старые засохшие и серые от времени пни, выброшенные водой и колоритно дополняющие пейзаж. А когда каяк подходил близко к берегу, то пни, вцепившиеся в песчаное желтое дно, были видны сквозь прозрачную воду, и создавалось впечатление полёта над странным древним вырубленным в незапамятные времена лесом. Этот пейзаж был знаком ему с детства, он не переставал восхищаться и наслаждаться этой суровой красотой северной природы. Человек размашисто загребал веслом воду, природа научила его уметь радоваться простым и незаметным в городской суете вещам. И он был рад, что может грести, ходить, бежать. Он внутренне благодарил мир за возможность быть маленьким сторонним наблюдателем этой бесконечной красоты безмолвного и совершенно безразличного к нему величия.
Пройдя пару километров он вышел из залива и направил лодку в открытую воду, в сторону большого острова. Западный берег справа становился все дальше, восточного не было видно совсем, а далеко впереди виднелись холмики выступающих из воды островов. Было немного волнительно впервые оказаться дальше километра от берега в совершенно безлюдном месте. Но лодка вела себя очень послушно. Как-то само собой поймалось равновесие, и вскоре Максим уже не отвлекался на исправление техники и всякие нехорошие мысли о возможности перевернуться и т.д. Это как сесть впервые на велосипед: сначала тратишь все силы, вцепившись в руль, чтоб не упасть, а потом, вкатившись, легко движешься, крутя педали, став со снарядом одним целым. Километрах в пяти от берега на пути возникла огромная стая морских уток. Они шумно взлетели, испугавшись странного плавсредства, и начали нарезать большие круги в воздухе, но вскоре успокоились и шлепнулись в воду неподалеку. А каяк продолжал резать волну в направлении приближающегося юго-западного берега Сиговца. Через два с половиной часа лодка вошла в тихий, залитый солнцем залив. По курсу виднелся большой песчаный пляж, где Максим и решил разбить лагерь для первой ночевки. Каяк бесшумно проскользил по воде и мягко уткнулся в песок на берегу. Человек выбрался из лодки, подтянул ее на берег. Он осмотрелся и на минуту замер, наслаждаясь открывшимся видом: под лучами заходящего солнца искрилась мелкая рябь волн, за спиной шумел сосновый лес, и куда-то далеко-далеко по кромке воды тянулась полоска песчаного берега.
Максим вытащил из лодки все необходимое, установил палатку, развесил сушиться все мокрые вещи, разжег костер и принялся готовить ужин. Гречка с тушенкой слопалась с большим удовольствием после тренировки на свежем воздухе, а в котелке тем временем закипел чай. Он сидел на берегу, слушал лес, смотрел на догорающий костер и хотел остановить мгновение, но отчаявшись наконец это сделать, залез в палатку и вскоре уснул.
Загрузка...
 
Пройдя пару километров он вышел из залива и направил лодку в открытую воду, в сторону большого острова. Западный берег справа становился все дальше, восточного не было видно совсем, а далеко впереди виднелись холмики выступающих из воды островов. Было немного волнительно впервые оказаться дальше километра от берега в совершенно безлюдном месте. Но лодка вела себя очень послушно. Как-то само собой поймалось равновесие, и вскоре Максим уже не отвлекался на исправление техники и всякие нехорошие мысли о возможности перевернуться и т.д. Это как сесть впервые на велосипед: сначала тратишь все силы, вцепившись в руль, чтоб не упасть, а потом, вкатившись, легко движешься, крутя педали, став со снарядом одним целым. Километрах в пяти от берега на пути возникла огромная стая морских уток. Они шумно взлетели, испугавшись странного плавсредства, и начали нарезать большие круги в воздухе, но вскоре успокоились и шлепнулись в воду неподалеку. А каяк продолжал резать волну в направлении приближающегося юго-западного берега Сиговца. Через два с половиной часа лодка вошла в тихий, залитый солнцем залив. По курсу виднелся большой песчаный пляж, где Максим и решил разбить лагерь для первой ночевки. Каяк бесшумно проскользил по воде и мягко уткнулся в песок на берегу. Человек выбрался из лодки, подтянул ее на берег. Он осмотрелся и на минуту замер, наслаждаясь открывшимся видом: под лучами заходящего солнца искрилась мелкая рябь волн, за спиной шумел сосновый лес, и куда-то далеко-далеко по кромке воды тянулась полоска песчаного берега. Максим вытащил из лодки все необходимое, установил палатку, развесил сушиться все мокрые вещи, разжег костер и принялся готовить ужин. Гречка с тушенкой слопалась с большим удовольствием после тренировки на свежем воздухе, а в котелке тем временем закипел чай. Он сидел на берегу, слушал лес, смотрел на догорающий костер и хотел остановить мгновение, но отчаявшись наконец это сделать, залез в палатку и вскоре уснул.
День 2

Утро случилось солнечным. Даже два слоя палатки не спасали от заливающего все вокруг яркого света. Макс расстегнул молнию входа и вдохнул свежий воздух. Он еще немного повалялся на коврике, наблюдая за плавающей неподалеку уткой. Вчера, когда он стоял на берегу, та нарезала в воздухе круги и каждый раз злобно и громко крякала, закладывая над каякером вираж. Макс как мог обьяснил утке, что не желает ей зла. Та, вроде, успокоилась и теперь наблюдала за ним с воды, как бы намекая. Намек был понят, и Макс начал собираться в путь. Он разогрел на костре еду, вскипятил чай, перекусил и пошел собирать палатку. Тем временем с запада наползали серые тучи, и это обстоятельство сразу ускорило процесс сборки. Совершенно не было желания намочить вещи  под дождем, поэтому вскоре все было аккуратно сложено в гермоотсеки. И начался дождь. И не прекращался больше до самого конца этого текста.
Загрузка...
 
День 2 Утро случилось солнечным. Даже два слоя палатки не спасали от заливающего все вокруг яркого света. Макс расстегнул молнию входа и вдохнул свежий воздух. Он еще немного повалялся на коврике, наблюдая за плавающей неподалеку уткой. Вчера, когда он стоял на берегу, та нарезала в воздухе круги и каждый раз злобно и громко крякала, закладывая над каякером вираж. Макс как мог обьяснил утке, что не желает ей зла. Та, вроде, успокоилась и теперь наблюдала за ним с воды, как бы намекая. Намек был понят, и Макс начал собираться в путь. Он разогрел на костре еду, вскипятил чай, перекусил и пошел собирать палатку. Тем временем с запада наползали серые тучи, и это обстоятельство сразу ускорило процесс сборки. Совершенно не было желания намочить вещи под дождем, поэтому вскоре все было аккуратно сложено в гермоотсеки. И начался дождь. И не прекращался больше до самого конца этого текста.
За ночь ветер поменял направление, а потому было решено обходить Сиговец не с южной, а с северной стороны. Это подразумевало возвращение назад на пару километров, после чего предстояло пересечь довольно большой участок открытой воды. Решение было принято, и Макс отправился в путь.
Через десять минут он пересек небольшой пролив и подошел к берегу большого острова. Тут он увидел рыбацкую избу: это был огромный двухэтажный дом с андулиновой крышей. Было странно видеть такую постройку вдали от цивилизации. Как он не заметил ее вчера? В следующий раз можно будет остановиться на ночь здесь. А пока надо двигаться вперед.
Вскоре Макс обошел Сиговец с запада, и перед ним открылась бескрайняя водная гладь озера. Тем временем ветер стих, волн не стало, и установился полный штиль, а значит было безопасно преодолеть остаток пути по прямой. Каяк взял курс на север, в сторону еле различимых на горизонте в мутной дымке островов. Макс не очень любил передвигаться в прогулочном ритме. Хотелось совместить приятное с полезным и заодно выполнить тренировку. Да и не очень приятно было остывать организму на такой погоде. Когда ты честно отрабатываешь, то становишься попросту независим от погоды и всяких там разных мыслей. Поэтому он взял спортивный темп и направился по направлению к месту очередной стоянки. Через пару часов он подошел к маленькому островку, на котором росло всего два дерева. Остров был окружен тут и там торчащими из воды большими камнями, на которых сидели чайки. Лавируя между камнями, Макс причалил к берегу. Красивая каменистая отмель посреди озера была хорошим местом для передышки. Он достал термос, сориентировался по gps и решил разбить лагерь на следующем по пути острове, до которого оставалось пройти километра три. Горячий чай и шоколад с орехами помогли восстановить силы и дали энергию для финишного броска. Через пол часа лодка подходила к высокому песчаному берегу живописного острова. Макс остановился и прислушался: на другом берегу острова заработал лодочный мотор. Это не удивило его: многочисленные острова в этом проливе постоянно притягивали к себе отдыхающих на катерах. Время не сильно поджимало, он решил посмотреть на туристов. Обогнув остров, причалил к песчаному берегу, вышел из каяка, выжимая насквозь мокрую бандану и перчатки. На берегу стояли два катера с мощными моторами. У костра возился парень, еще один и девушка сидели за столом под навесом. Рядом были установлены дорогие палатки и целый вагон раскиданных неподалеку предметов выживания туристов.  Первый неумело кромсал топором трухлявые чурки, видимо, недавно напиленные, и пытался развести этим хламом костер, но кроме генерации дыма у него ничего не выходило. Макс поздоровался:
- Здравствуйте люди!
Люди вяло поздоровались в ответ. Он продолжил:
- Да вот, шел мимо, увидел вас, думаю, перекинусь парой слов...
- Угу...
Как то не задавался разговор. "Жаль, что не рыбаки, - подумал он, - хоть тему бы общую нашли". Сам-то он тоже не был особо разговорчивым, но продолжил:
- А вы откуда здесь?
С паузой в диалог включилась молодая подруга смурного парня в кепке с большой красной звездой на лбу:
- Мы из Питера...
- Блин, далековато. Катера машинами тянули сюда?
Люди подозрительно смотрели на него. Человек у костра продолжал генерировать дым, девушка выдавила из себя ответ:
- Ну да... в Сегеже машины оставили. Нас тут две группы, на соседнем острове друзья еще... А вы как тут оказались?
Максим улыбнулся, продолжая выжимать свои тряпки:
- Да я полуместный, дубашу один на каяке. Думал остановиться до завтра тут где-нибудь. Смотрю, вы, думаю, заеду, пообщаемся.
Он подумал, что туристы стали проявлять интерес... Девушка с достоинством и расстановкой, сплевывая, продолжала:
- Ну, вообще-то тут есть и другие острова.... А вдруг вы маньяк? Я, например, не люблю когда рядом на острове незнакомые мужчины...
Человек со звездой во лбу одобрительно кивнул и продолжал изподлобья наблюдать. Максиму все стало понятно, он не стал ничего им доказывать. Наверно, такие люди тоже нужны этому миру хотя бы потому, что про них уже получилось столько текста.
- Ладно, я вас смущать не буду, поеду, пожалуй. Всего хорошего!
Загрузка...
 
За ночь ветер поменял направление, а потому было решено обходить Сиговец не с южной, а с северной стороны. Это подразумевало возвращение назад на пару километров, после чего предстояло пересечь довольно большой участок открытой воды. Решение было принято, и Макс отправился в путь. Через десять минут он пересек небольшой пролив и подошел к берегу большого острова. Тут он увидел рыбацкую избу: это был огромный двухэтажный дом с андулиновой крышей. Было странно видеть такую постройку вдали от цивилизации. Как он не заметил ее вчера? В следующий раз можно будет остановиться на ночь здесь. А пока надо двигаться вперед. Вскоре Макс обошел Сиговец с запада, и перед ним открылась бескрайняя водная гладь озера. Тем временем ветер стих, волн не стало, и установился полный штиль, а значит было безопасно преодолеть остаток пути по прямой. Каяк взял курс на север, в сторону еле различимых на горизонте в мутной дымке островов. Макс не очень любил передвигаться в прогулочном ритме. Хотелось совместить приятное с полезным и заодно выполнить тренировку. Да и не очень приятно было остывать организму на такой погоде. Когда ты честно отрабатываешь, то становишься попросту независим от погоды и всяких там разных мыслей. Поэтому он взял спортивный темп и направился по направлению к месту очередной стоянки. Через пару часов он подошел к маленькому островку, на котором росло всего два дерева. Остров был окружен тут и там торчащими из воды большими камнями, на которых сидели чайки. Лавируя между камнями, Макс причалил к берегу. Красивая каменистая отмель посреди озера была хорошим местом для передышки. Он достал термос, сориентировался по gps и решил разбить лагерь на следующем по пути острове, до которого оставалось пройти километра три. Горячий чай и шоколад с орехами помогли восстановить силы и дали энергию для финишного броска. Через пол часа лодка подходила к высокому песчаному берегу живописного острова. Макс остановился и прислушался: на другом берегу острова заработал лодочный мотор. Это не удивило его: многочисленные острова в этом проливе постоянно притягивали к себе отдыхающих на катерах. Время не сильно поджимало, он решил посмотреть на туристов. Обогнув остров, причалил к песчаному берегу, вышел из каяка, выжимая насквозь мокрую бандану и перчатки. На берегу стояли два катера с мощными моторами. У костра возился парень, еще один и девушка сидели за столом под навесом. Рядом были установлены дорогие палатки и целый вагон раскиданных неподалеку предметов выживания туристов. Первый неумело кромсал топором трухлявые чурки, видимо, недавно напиленные, и пытался развести этим хламом костер, но кроме генерации дыма у него ничего не выходило. Макс поздоровался: - Здравствуйте люди! Люди вяло поздоровались в ответ. Он продолжил: - Да вот, шел мимо, увидел вас, думаю, перекинусь парой слов... - Угу... Как то не задавался разговор. "Жаль, что не рыбаки, - подумал он, - хоть тему бы общую нашли". Сам-то он тоже не был особо разговорчивым, но продолжил: - А вы откуда здесь? С паузой в диалог включилась молодая подруга смурного парня в кепке с большой красной звездой на лбу: - Мы из Питера... - Блин, далековато. Катера машинами тянули сюда? Люди подозрительно смотрели на него. Человек у костра продолжал генерировать дым, девушка выдавила из себя ответ: - Ну да... в Сегеже машины оставили. Нас тут две группы, на соседнем острове друзья еще... А вы как тут оказались? Максим улыбнулся, продолжая выжимать свои тряпки: - Да я полуместный, дубашу один на каяке. Думал остановиться до завтра тут где-нибудь. Смотрю, вы, думаю, заеду, пообщаемся. Он подумал, что туристы стали проявлять интерес... Девушка с достоинством и расстановкой, сплевывая, продолжала: - Ну, вообще-то тут есть и другие острова.... А вдруг вы маньяк? Я, например, не люблю когда рядом на острове незнакомые мужчины... Человек со звездой во лбу одобрительно кивнул и продолжал изподлобья наблюдать. Максиму все стало понятно, он не стал ничего им доказывать. Наверно, такие люди тоже нужны этому миру хотя бы потому, что про них уже получилось столько текста. - Ладно, я вас смущать не буду, поеду, пожалуй. Всего хорошего!
Он пошел к каяку. Было довольно холодно стоять без движения, поэтому он быстро устроился в лодке, натянул неопреновую юбку и мощными гребками двинул от берега. Островов в этом месте было предостаточно, и местом стоянки был выбран ближний, расположенный в двух километрах отсюда. Нормально согреться за пару километров пути не получилось, поэтому срочно нужен был костер. Вообще вся четкая последовательность дальнейших действий уже планировалась при подходе к берегу. Это очень экономило время, которого постоянно не хватало. С одной стороны одному было хорошо: ты абсолютно независим и за все отвечаешь сам, но с другой - вдвоем можно выполнить необходимые бытовые процедуры в два раза быстрее, а следовательно, появится свободное время, которое хотелось потратить на спокойную прогулку за ягодами, грибами или просто ловлю рыбы.
А дождь все не прекращался. Ветер поменялся на восточный и быстро остужал своими порывами вымокшего искателя приключений. Поэтому логично первым в списке важных дел был костер. Максим вытащил из люка топор, надел обувь и направился в лес. По пути он с улыбкой вспомнил статьи и передачи, в которых псевдотуристы учили разжигать костры в лесу. Как правило, говорилось о бересте, о тонких сухих веточках в нижней части ствола хвойного дерева, соломе и так далее. Это, бесспорно, хорошая горючка, но обучающие, видимо, разжигают костры только в жаркую солнечную погоду. Здесь дождь может идти неделю, лес промокает насквозь и надо сказать, что все вышеперечисленное становится таким же замечательным розжигом, как кусок нержавейки и может воспламениться только при помощи стакана бензина. Как быть? Маленький Максик получил ответ на этот вопрос, когда отец при любых погодных условиях в лесу быстро разжигал долгожданный костер. Пока маленький охотник тратил спички в тщетных попытках добыть огонь, отец уходил в лес, возвращался с ворохом щепы и жаркое, бездымное пламя моментально вспыхивало с первой спички. Сейчас Макс шел по высоким мокрым кустам багульника, чтоб снова применить это полезное знание. А вот и предмет поиска: невзрачный старый высохший сосновый пень, торчащий из кустов черники. Максим ударил по нему топором, сковырнул внешний сгнивший слой, добираясь до твердой древесины. Ударил еще, подобрал отлетевшую щепку и рассмотрел ее: то что надо! Щепа приятно и сильно пахла смолой, а вся желтого цвета поверхность была прорисована яркими янтарными кривыми прожилками. Максим приготовил немного тонкой стружки, вырубил из корней пня несколько больших поленьев и вернулся на берег. Вскоре над большим жарким пламенем уже закипал полный котелок. В это время он установил неподалеку палатку, развесил вокруг костра мокрые вещи и принес из каяка пакет с едой. Что и говорить, с костром в лесу веселее, даже удивительно, насколько сильно это простое явление может поднять настроение! Даже недавно казавшиеся серыми тона окружающего пейзажа стали ярче и приветливее. Макс нормально не ел с самого утра и сейчас с аппетитом наворачивал горячий суп, закусывал хлебом и луком, смотрел на озеро, на берег, на мокрые кусты брусничника, на сосновые ветви, нависающие над головой и наслаждался жизнью. Горячий чай окончательно согрел его, стало приятно и лениво. Максим залез в палатку, надел термобелье, улегся и, поменяв батарейки в навигаторе, стал смотреть в его экран, планируя завтрашний маршрут. Завтра он дойдет до восточного берега озера. Те места были уже знакомы, на том берегу был поселок, конечный пункт маршрута. Он знал почти все места там, не раз обошел их в поисках ягод, грибов, и просто охотясь. Но было и одно незнакомое местечко, где Максим ни разу не был. Это был довольно длинный с кривой линией берегов и островами залив, по рассказам очень красивый и живописный. Отец посоветовал зайти туда, значит так тому и быть. Дождь продолжался, а в палатке было тепло, сухо и уютно. Пора спать.
Загрузка...
 
Он пошел к каяку. Было довольно холодно стоять без движения, поэтому он быстро устроился в лодке, натянул неопреновую юбку и мощными гребками двинул от берега. Островов в этом месте было предостаточно, и местом стоянки был выбран ближний, расположенный в двух километрах отсюда. Нормально согреться за пару километров пути не получилось, поэтому срочно нужен был костер. Вообще вся четкая последовательность дальнейших действий уже планировалась при подходе к берегу. Это очень экономило время, которого постоянно не хватало. С одной стороны одному было хорошо: ты абсолютно независим и за все отвечаешь сам, но с другой - вдвоем можно выполнить необходимые бытовые процедуры в два раза быстрее, а следовательно, появится свободное время, которое хотелось потратить на спокойную прогулку за ягодами, грибами или просто ловлю рыбы. А дождь все не прекращался. Ветер поменялся на восточный и быстро остужал своими порывами вымокшего искателя приключений. Поэтому логично первым в списке важных дел был костер. Максим вытащил из люка топор, надел обувь и направился в лес. По пути он с улыбкой вспомнил статьи и передачи, в которых псевдотуристы учили разжигать костры в лесу. Как правило, говорилось о бересте, о тонких сухих веточках в нижней части ствола хвойного дерева, соломе и так далее. Это, бесспорно, хорошая горючка, но обучающие, видимо, разжигают костры только в жаркую солнечную погоду. Здесь дождь может идти неделю, лес промокает насквозь и надо сказать, что все вышеперечисленное становится таким же замечательным розжигом, как кусок нержавейки и может воспламениться только при помощи стакана бензина. Как быть? Маленький Максик получил ответ на этот вопрос, когда отец при любых погодных условиях в лесу быстро разжигал долгожданный костер. Пока маленький охотник тратил спички в тщетных попытках добыть огонь, отец уходил в лес, возвращался с ворохом щепы и жаркое, бездымное пламя моментально вспыхивало с первой спички. Сейчас Макс шел по высоким мокрым кустам багульника, чтоб снова применить это полезное знание. А вот и предмет поиска: невзрачный старый высохший сосновый пень, торчащий из кустов черники. Максим ударил по нему топором, сковырнул внешний сгнивший слой, добираясь до твердой древесины. Ударил еще, подобрал отлетевшую щепку и рассмотрел ее: то что надо! Щепа приятно и сильно пахла смолой, а вся желтого цвета поверхность была прорисована яркими янтарными кривыми прожилками. Максим приготовил немного тонкой стружки, вырубил из корней пня несколько больших поленьев и вернулся на берег. Вскоре над большим жарким пламенем уже закипал полный котелок. В это время он установил неподалеку палатку, развесил вокруг костра мокрые вещи и принес из каяка пакет с едой. Что и говорить, с костром в лесу веселее, даже удивительно, насколько сильно это простое явление может поднять настроение! Даже недавно казавшиеся серыми тона окружающего пейзажа стали ярче и приветливее. Макс нормально не ел с самого утра и сейчас с аппетитом наворачивал горячий суп, закусывал хлебом и луком, смотрел на озеро, на берег, на мокрые кусты брусничника, на сосновые ветви, нависающие над головой и наслаждался жизнью. Горячий чай окончательно согрел его, стало приятно и лениво. Максим залез в палатку, надел термобелье, улегся и, поменяв батарейки в навигаторе, стал смотреть в его экран, планируя завтрашний маршрут. Завтра он дойдет до восточного берега озера. Те места были уже знакомы, на том берегу был поселок, конечный пункт маршрута. Он знал почти все места там, не раз обошел их в поисках ягод, грибов, и просто охотясь. Но было и одно незнакомое местечко, где Максим ни разу не был. Это был довольно длинный с кривой линией берегов и островами залив, по рассказам очень красивый и живописный. Отец посоветовал зайти туда, значит так тому и быть. Дождь продолжался, а в палатке было тепло, сухо и уютно. Пора спать.
День 3

Сон был глубокий и крепкий. Только несколько раз Максим на мгновение просыпался, слышал слабый шум падающих на палатку капель и тут же засыпал снова. Организм восстанавливал силы после честного трудового дня. Утром, вопреки ожиданиям, картина не поменялась: пасмурное серое небо до горизонта и порывистый ветер. Однако дождь прекратился на пару часов, что позволило наспех просушить палатку, спокойно позавтракать и собраться в путь. Сегодня только в начале пути пришлось преодолеть немного открытого пространства, дальше маршрут проходил уже довольно близко к берегу, от острова к острову, через небольшие мысы и проливы. Пейзаж немного поменялся. Если вчера берег был виден как однотонная серо-зеленая полоса на границе бледного полотна водной глади, то сегодня картину можно было рассмотреть в деталях. Деталей было много и они по мере движения менялись. Смешанный лес с белыми стволами берез переходил в хвойный, сосновый, а потом вовсе прерывался, и взору открывалось большое болото с желто-зеленой травой и торчащими стволами серого сухарника. Вчера издалека небольшие острова были вовсе не различимы и сливались в одну линию с дальним берегом. Сейчас они приобрели форму,и каждый был по-своему уникален и красив. Очень интересно было проходить мимо самых маленьких, рассматривая их из каяка. Иногда получалось пройти прямо между двух островков в окно шириной в несколько метров. Эти небольшие участки суши имели каменистые берега, некоторые были окружены выпирающими из воды черными пнями. На них росло не больше десятка деревьев, они были прозрачные для взгляда, и Макс ловил себя на мысли, что было бы интересно поставить палатку и переночевать на этих нескольких квадратных метрах суши.
Греблось легко. Иногда Максим прерывал ритмичные движения веслом, делал пару глотков воды, и устремлялся дальше. Время летело, организм продолжал работать и в установившемся ритме совершенно не ощущал падающих с неба капель, ветра и холода. Досадно было лишь то, что нельзя было сделать качественных фото всего, что было сейчас вокруг. Вечно намокающий объектив и нехватка яркого солнечного света, к сожалению, не позволяли сделать достойного кадра. "Может в следующий раз повезет", - думал он и снова убирал камеру в гермомешок.

Через пару часов ко всему добавилась внезапная боль в правом плече. При отведении согнутой руки назад в районе бицепса возникала резкая боль. Максим сократил амплитуду гребков, это помогло, но теперь все время приходилось контролировать движение руки. Лодка продолжала идти вперед, но немного медленнее ,а спешить-то особо было некуда. Он обогнул очередную мысовину и заметил впереди на берегу две лодки. Было несколько странно вновь увидеть людей в этом диком месте. Максим небезосновательно предполагал, что ему не встретится ни один человек в этом месте. Но, видимо, городской житель все сильнее стал испытывать тягу к нетронутой природе, а если средства позволяют, почему бы и не забраться в эти дебри. Он все ближе подходил к лагерю: на берегу был натянут купол парашюта, служивший навесом, под ним на скамейках за столом сидели несколько мужчин. Они сидели спиной к воде и не могли видеть приближающегося каякера. Первая мысль была пройти мимо, но вчерашняя встреча возбудила в нем любопытство, и он причалил к берегу. Выбравшись из лодки, подтянул ее на берег, подошел к мужчинам:
- Здравствуйте, дяденьки! - с улыбкой сказал он.
Дяденьки одновременно повернулись в его сторону:
- Ого! Ты откуда тут нарисовался?! - весело спросил один из них, - А ну-ка садись за стол!
Максим присел на край скамейки.
- Угощайся, вот, кушай, что хочешь! - Они стали подвигать в его сторону большую сковородку с макаронами по-флотски, сыр, хлеб, печенье и прочие съедобности, щедро высыпанные на столе. - Откуда едешь?
- Блин, мужики, спасибо большое.. да не стоит... да я...
- Кушай, кушай, рассказывай! - Они искренне заинтересовались неожиданным гостем.
- Да я, вот, иду одиночным маршрутом на каяке, смотрю, вы сидите, думаю, заеду, поболтаем.
- Ну правильно думаешь! А мы тут давно уже стоим, вот, рыбку ловим, отдыхаем. А сам откуда?
Максим рассказал им, что он из этих краев, сейчас живет в Подмосковье. Ребята оказались оттуда же, не первый год уже приезжают сюда летом. Потом начали говорить о жизни, налили за встречу по тридцать грамм спиртосодержащей жидкости. Выпили за знакомство, продолжали наперебой болтать. Общие темы находились сами собой, было очень приятно познакомиться и пообщаться с интересными и неглупыми людьми. Затронули, наверно, все проблемные темы, начиная с мобильных фильтров для воды и туристической экипировки, заканчивая вопросами религии и проблемами субъективного идеализма в восприятии буддийской философии, а так же прочей всякой метафизикой.
Дождь и не думал прекращаться, а под навесом было уютно и сухо. Парни между разговорами то и дело предлагали ему что-нибудь съесть, и Макс то и дело что-нибудь ел ...и ел, совсем немного стесняясь. На самом деле было несколько неожиданно встретиться в лесу с такими оригинальными людьми, с которыми непринужденно можно было говорить на такие разные темы. Хотелось задержаться, но нужно было двигаться дальше. Макс встал из-за стола:
- Ребята, спасибо за гостеприимство, но мне пора. Сидевший рядом Дмитрий остановил его:
- Да подожди, смотри дождина какой! Посиди еще!
- Мне ж еще до места надо отработать пару часов, времени не хватает, - ответил Максим - а так, с удовольствием бы еще задержался.
- Ну да, понимаем. Спортсмен, все дела!.. А у нас тут и суп приготовился, давай-ка, перед дорогой?
Было чертовски сложно не поддаться этому искушению.
- Ну как тут устоять, наливай!
Суп был сырный, шикарный, как в ресторане. А употреблять его на природе было вкусней вдвойне! Они еще немного пообщались, потом Максим отклонил любезное предложение переночевать с ними на свободном в палатке месте и решительно, чтоб не передумать, пошел к лодке. Он взял фотоаппарат, вернулся и сделал пару снимков новых знакомых. Затем они обменялись контактами и довольные расстались.

Макс продолжил свой маршрут с новыми силами, группа хороших людей осталась на берегу. Кто знает, может, когда-нибудь они еще встретятся.
Через два часа он подходил к крутому берегу того самого залива. Места тут были действительно красивые: высокие холмистые берега с соснами и пятна белого мха под ними. Он еще раз пожалел, что не получится запечатлеть в красках эту суровую красоту северной природы. После очередной пройденной мысовины он разглядел на берегу избу и взял курс в ее сторону. Потом остановился и подумал об ужине. Как то уже надоело есть магазинные продукты. Побывать тут и не сварить ухи было как-то неправильно. Он достал маленькую зимнюю удочку, насадил заранее приготовленного червя и опустил наживку в воду. Тем временем ветер усилился. Его порывы быстро несли каяк по воде. Леска под острым углом уходила в воду. Местной рыбе, однако, не было никакого дела до погоды, клев был как всегда отменный. Буквально десяти минут хватило, чтоб обеспечить себя котелком ухи. Азарт был велик. Наживка не успевала уйти глубоко под воду, а окуни уже жадно заглатывали ее. Максу было сложно оторваться от этого увлекательного занятия, но за это время организм остыл, и сидеть мокрому без движения стало очень холодно. Он собрал удочку и, вздохнув, направился к берегу. С напарником можно было успеть и наловить рыбы, и осуществить весь бытовой ритуал с разведением костра, приготовлением пищи и так далее. Но сейчас, одному надо было поторапливаться. Он зашёл в избу. Там ютились четверо рыбаков. Из разговора Макс понял, что они с минуты на минуту отчаливают домой, поскольку надвигается шторм, а по такой погоде делать в озере нечего. Рыбаки быстро собрались, попрощались и уехали, чтоб успеть безопасно добраться до дома. Максим отправился за дровами, быстро разжег костёр, переоделся в теплую непромокаемую одежду и стал варить уху. Вскоре он, довольный и сытый, пил горячий чай с печеньем, рассматривал на дисплее фотоаппарата отснятый материал и возился с навигатором. По плану он хотел пропутешествовать еще 2 дня, но погода вносила свои коррективы и, учитывая обстоятельства, решил сократить маршрут и завтра попытаться дойти до посёлка, где его ждал отец.

В этом месте очень неуверенный, но все же кое-где был плавающий сигнал мобильной связи. Максим позвонил отцу. Тот уже наловил сигов и занимался заготовкой березовых веников в баню. Максим, в свою очередь, рассказал коротко о своих приключениях и сообщил, что завтра решил финишировать. Отец поддержал решение:
- Ну все, до завтра, буду встречать.
- Да. Завтра погоду обещают веселую, точного маршрута не знаю, сориентируюсь по ходу дела и, по возможности,  буду держать тебя в курсе.
- Хорошо, все понял, звони!
- Пока, до связи!
- Давай, удачи....
Вряд ли он мог бы посвятить кого-нибудь из своих близких в свои планы, связанные с опасным предприятием. Кроме отца. Они слишком хорошо друг друга знали...
Стемнело. В избе было тепло и уютно. Максим лежал на пуховом спальнике и перелистывал книжки, кем-то из местных рыбаков любезно оставленные на полке. Он начал читать про какого-то маньяка в страшном лесу и отважного сурового милиционера, который должен его обязательно поймать и .. вскоре.

ДЕНЬ 4

Прогноз оправдался. Утро встретило дождем и сильным порывистым ветром. Природа решила не давать человеку расслабиться. Человек нисколько не обиделся, более того, он знал, что испытание не дается просто так. Он знал и то, что испытание всегда будет честным и никогда не окажется непосильным. Просто надо принять его и сделать певый шаг в атаку. Он был не против "поправить свою карму" и, воодушевленный, стал собираться в дорогу.


Залив, где находилась изба был не более двухсот метров шириной, но даже на такой небольшой площади чувствовалась сила ветра. Максим подумал, что же будет, когда он выйдет из залива на открытую воду. Хотя, что тут думать, на месте посмотрим. Он загрузил каяк, оттолкнулся от берега и строго против ветра отправился в путь, а через несколько километров вышел на открытую воду. Опасения подтвердились: северо-восточному ветру было где разгуляться. Вода была черного цвета, а на больших волнах белели вспененные шапки. Вариантов было два: уйти вправо и обойти большой залив вдоль берега, либо пойти напрямик против ветра и через шесть километров сильно сократить маршрут. В полутора километрах был виден небольшой остров. Максим решил следовать на него, попробовать каяк, себя и, если все пойдет хорошо, пройти от острова оставшиеся километры напрямик. Он заработал веслом и стал постепенно уходить в кипящую воду. Опыта, конечно, не хватало. Поначалу очень много сил уходило на бесполезную суету, движения были неровные, часто возникал страх перевернуться. Но каяк устойчиво продолжал следовать к цели, как пробка перекатываясь на волнах, врезаясь в поднимающуюся перед ним воду, утапливая нос и тут же вылетая из нее с брызгами. Вскоре движения стали правильными и размеренными. Появился интуитивный контроль управления каяком. Максим уже подходил к острову. Он остановился с западной стороны, где ветер сдерживали высокие деревья. Налил чай из термоса, наметил промежуточный КП на другом берегу, прикинул расстояние и двинулся напрямик, по первому варианту. Он обогнул остров с севера и вновь сильный ветер ударил в лицо. Однако он уже не нагонял ту тревогу, которая была с утра. Организм уже притерся и вжился в новые обстоятельства. Греблось легко и уверенно, только иногда резкая боль в плече сбивала с правильного ритма.
Вскоре он благополучно пересек залив, сделал несколько глотков воды и, изменив курс почти на девяносто градусов, направился на выдающийся далеко в озеро мыс. Теперь приходилось бороться со строго боковым ветром, который дул справа, со стороны берега, унося каяк в озеро. Максим поправил курс на угол сноса и продолжал работать веслом. Иногда он замечал появившуюся вдали большую волну и по мере приближения уже был готов к встрече с ней. Волна обрушивалась на каяк, а потом резко поднимала его вверх, щедро обливая водой. Еще через час Максим добрался до очередного промежуточного пункта своего маршрута.
Дальше было проще. За мысом надо было повернуть на восток и через пару километров войти в залив, образованный большим островом слева. Потом еще один поворот, немного усилий и посёлок.
Максим позвонил отцу и сказал, что самый опасный участок позади и что через часок он будет у цели. Оттолкнулся от берега и стал огибать мыс... И тут в лицо ударил по-настоящему сильный встречный ветер. Он несся с противоположного берега, где было большое болото и где ему было место разогнаться. Кроме того, здесь было довольно мелко, и если на глубине волны были большие, но пологие, то здесь они вздымались вверх очень высоко и, переламываясь, с пеной обрушивались вниз. Максим налег на весло. Преодоление этого мощного ветра забирало много сил. Каяк протыкал носом очередную волну, обдавая гребца потоком брызг, потом вздымался вверх, опрокидывался на гребне, и вновь нос уходил под воду. Рука нестерпимо болела. Через полчаса изнурительной работы Максим стал сомневаться в возможности добраться до тихого залива. Он отчаянно махал веслом, осматривая берег, где можно было переждать непогоду. Но там было сплошное болото, которое никак не подходило для лагеря. Он продолжал бороться со стихией. Было совершенно непонятно, движется ли каяк или стоит на месте. Ослаблять темп было нельзя: ветер уносил назад в открытое озеро. И только беглый взгляд на спортивные часы обнадеживал: есть скорость... два километра в час, два с половиной... Силы были на исходе. Правая рука ныла от боли, но он шел вперед и уже был уверен, что справится. Деревья впереди приобрели очертания, берег приближался. И по мере его приближения ветер начал ослабевать. Каяк уткнулся носом в песок. Максим отдышался, шатаясь вылез из лодки, сел, налил в кружку остатки горячего чая и проглотил шоколад. Все получилось. Собравшись с силами, он отправился дальше уже по спокойной воде, а через сорок минут уже подходил к поселку. Ещё издалека он увидел на берегу маленькую фигурку человека, который вышел из леса на полоску жёлтого песка, и смотрел теперь в сторону озера... отец.



Вскоре они уже были дома. Ужинали свежей жареной рыбой, пили чай и делились впечатлениями. Всё прошло замечательно. Пусть в этот раз погода не позволила оставить на память красивых снимков и не дала расслабиться, но именно это позволило снова почувствовать свои силы,принять вызов, очистить разум, выложиться и напрочь забыть о пороках, лени, боли, и жалости к себе любимому.
Максим засыпал в уютной кроватке. Сквозь дрему приятно вспоминались детали недавнего приключения, но мысли уже уносили его в будущее. Он снова бежал тренировку по бескрайнему полю одуванчиков, крутил педали велосипеда, шел на каяке по диким местам староверов, топал по первому снегу в чистом осеннем лесу и чувствовал запах пороха и масла от висевшего за спиной ружья. Он осторожно смотрел сквозь колючие еловые ветки шалаша на дерущихся на токовище тетеревов и вновь под странную щелкающую песню тихо подходил к своему глухарю...
                                                                                                                                    
berserk, июль 2016г.
Загрузка...
 
День 3 Сон был глубокий и крепкий. Только несколько раз Максим на мгновение просыпался, слышал слабый шум падающих на палатку капель и тут же засыпал снова. Организм восстанавливал силы после честного трудового дня. Утром, вопреки ожиданиям, картина не поменялась: пасмурное серое небо до горизонта и порывистый ветер. Однако дождь прекратился на пару часов, что позволило наспех просушить палатку, спокойно позавтракать и собраться в путь. Сегодня только в начале пути пришлось преодолеть немного открытого пространства, дальше маршрут проходил уже довольно близко к берегу, от острова к острову, через небольшие мысы и проливы. Пейзаж немного поменялся. Если вчера берег был виден как однотонная серо-зеленая полоса на границе бледного полотна водной глади, то сегодня картину можно было рассмотреть в деталях. Деталей было много и они по мере движения менялись. Смешанный лес с белыми стволами берез переходил в хвойный, сосновый, а потом вовсе прерывался, и взору открывалось большое болото с желто-зеленой травой и торчащими стволами серого сухарника. Вчера издалека небольшие острова были вовсе не различимы и сливались в одну линию с дальним берегом. Сейчас они приобрели форму,и каждый был по-своему уникален и красив. Очень интересно было проходить мимо самых маленьких, рассматривая их из каяка. Иногда получалось пройти прямо между двух островков в окно шириной в несколько метров. Эти небольшие участки суши имели каменистые берега, некоторые были окружены выпирающими из воды черными пнями. На них росло не больше десятка деревьев, они были прозрачные для взгляда, и Макс ловил себя на мысли, что было бы интересно поставить палатку и переночевать на этих нескольких квадратных метрах суши. Греблось легко. Иногда Максим прерывал ритмичные движения веслом, делал пару глотков воды, и устремлялся дальше. Время летело, организм продолжал работать и в установившемся ритме совершенно не ощущал падающих с неба капель, ветра и холода. Досадно было лишь то, что нельзя было сделать качественных фото всего, что было сейчас вокруг. Вечно намокающий объектив и нехватка яркого солнечного света, к сожалению, не позволяли сделать достойного кадра. "Может в следующий раз повезет", - думал он и снова убирал камеру в гермомешок. Через пару часов ко всему добавилась внезапная боль в правом плече. При отведении согнутой руки назад в районе бицепса возникала резкая боль. Максим сократил амплитуду гребков, это помогло, но теперь все время приходилось контролировать движение руки. Лодка продолжала идти вперед, но немного медленнее ,а спешить-то особо было некуда. Он обогнул очередную мысовину и заметил впереди на берегу две лодки. Было несколько странно вновь увидеть людей в этом диком месте. Максим небезосновательно предполагал, что ему не встретится ни один человек в этом месте. Но, видимо, городской житель все сильнее стал испытывать тягу к нетронутой природе, а если средства позволяют, почему бы и не забраться в эти дебри. Он все ближе подходил к лагерю: на берегу был натянут купол парашюта, служивший навесом, под ним на скамейках за столом сидели несколько мужчин. Они сидели спиной к воде и не могли видеть приближающегося каякера. Первая мысль была пройти мимо, но вчерашняя встреча возбудила в нем любопытство, и он причалил к берегу. Выбравшись из лодки, подтянул ее на берег, подошел к мужчинам: - Здравствуйте, дяденьки! - с улыбкой сказал он. Дяденьки одновременно повернулись в его сторону: - Ого! Ты откуда тут нарисовался?! - весело спросил один из них, - А ну-ка садись за стол! Максим присел на край скамейки. - Угощайся, вот, кушай, что хочешь! - Они стали подвигать в его сторону большую сковородку с макаронами по-флотски, сыр, хлеб, печенье и прочие съедобности, щедро высыпанные на столе. - Откуда едешь? - Блин, мужики, спасибо большое.. да не стоит... да я... - Кушай, кушай, рассказывай! - Они искренне заинтересовались неожиданным гостем. - Да я, вот, иду одиночным маршрутом на каяке, смотрю, вы сидите, думаю, заеду, поболтаем. - Ну правильно думаешь! А мы тут давно уже стоим, вот, рыбку ловим, отдыхаем. А сам откуда? Максим рассказал им, что он из этих краев, сейчас живет в Подмосковье. Ребята оказались оттуда же, не первый год уже приезжают сюда летом. Потом начали говорить о жизни, налили за встречу по тридцать грамм спиртосодержащей жидкости. Выпили за знакомство, продолжали наперебой болтать. Общие темы находились сами собой, было очень приятно познакомиться и пообщаться с интересными и неглупыми людьми. Затронули, наверно, все проблемные темы, начиная с мобильных фильтров для воды и туристической экипировки, заканчивая вопросами религии и проблемами субъективного идеализма в восприятии буддийской философии, а так же прочей всякой метафизикой. Дождь и не думал прекращаться, а под навесом было уютно и сухо. Парни между разговорами то и дело предлагали ему что-нибудь съесть, и Макс то и дело что-нибудь ел ...и ел, совсем немного стесняясь. На самом деле было несколько неожиданно встретиться в лесу с такими оригинальными людьми, с которыми непринужденно можно было говорить на такие разные темы. Хотелось задержаться, но нужно было двигаться дальше. Макс встал из-за стола: - Ребята, спасибо за гостеприимство, но мне пора. Сидевший рядом Дмитрий остановил его: - Да подожди, смотри дождина какой! Посиди еще! - Мне ж еще до места надо отработать пару часов, времени не хватает, - ответил Максим - а так, с удовольствием бы еще задержался. - Ну да, понимаем. Спортсмен, все дела!.. А у нас тут и суп приготовился, давай-ка, перед дорогой? Было чертовски сложно не поддаться этому искушению. - Ну как тут устоять, наливай! Суп был сырный, шикарный, как в ресторане. А употреблять его на природе было вкусней вдвойне! Они еще немного пообщались, потом Максим отклонил любезное предложение переночевать с ними на свободном в палатке месте и решительно, чтоб не передумать, пошел к лодке. Он взял фотоаппарат, вернулся и сделал пару снимков новых знакомых. Затем они обменялись контактами и довольные расстались. Макс продолжил свой маршрут с новыми силами, группа хороших людей осталась на берегу. Кто знает, может, когда-нибудь они еще встретятся. Через два часа он подходил к крутому берегу того самого залива. Места тут были действительно красивые: высокие холмистые берега с соснами и пятна белого мха под ними. Он еще раз пожалел, что не получится запечатлеть в красках эту суровую красоту северной природы. После очередной пройденной мысовины он разглядел на берегу избу и взял курс в ее сторону. Потом остановился и подумал об ужине. Как то уже надоело есть магазинные продукты. Побывать тут и не сварить ухи было как-то неправильно. Он достал маленькую зимнюю удочку, насадил заранее приготовленного червя и опустил наживку в воду. Тем временем ветер усилился. Его порывы быстро несли каяк по воде. Леска под острым углом уходила в воду. Местной рыбе, однако, не было никакого дела до погоды, клев был как всегда отменный. Буквально десяти минут хватило, чтоб обеспечить себя котелком ухи. Азарт был велик. Наживка не успевала уйти глубоко под воду, а окуни уже жадно заглатывали ее. Максу было сложно оторваться от этого увлекательного занятия, но за это время организм остыл, и сидеть мокрому без движения стало очень холодно. Он собрал удочку и, вздохнув, направился к берегу. С напарником можно было успеть и наловить рыбы, и осуществить весь бытовой ритуал с разведением костра, приготовлением пищи и так далее. Но сейчас, одному надо было поторапливаться. Он зашёл в избу. Там ютились четверо рыбаков. Из разговора Макс понял, что они с минуты на минуту отчаливают домой, поскольку надвигается шторм, а по такой погоде делать в озере нечего. Рыбаки быстро собрались, попрощались и уехали, чтоб успеть безопасно добраться до дома. Максим отправился за дровами, быстро разжег костёр, переоделся в теплую непромокаемую одежду и стал варить уху. Вскоре он, довольный и сытый, пил горячий чай с печеньем, рассматривал на дисплее фотоаппарата отснятый материал и возился с навигатором. По плану он хотел пропутешествовать еще 2 дня, но погода вносила свои коррективы и, учитывая обстоятельства, решил сократить маршрут и завтра попытаться дойти до посёлка, где его ждал отец. В этом месте очень неуверенный, но все же кое-где был плавающий сигнал мобильной связи. Максим позвонил отцу. Тот уже наловил сигов и занимался заготовкой березовых веников в баню. Максим, в свою очередь, рассказал коротко о своих приключениях и сообщил, что завтра решил финишировать. Отец поддержал решение: - Ну все, до завтра, буду встречать. - Да. Завтра погоду обещают веселую, точного маршрута не знаю, сориентируюсь по ходу дела и, по возможности, буду держать тебя в курсе. - Хорошо, все понял, звони! - Пока, до связи! - Давай, удачи.... Вряд ли он мог бы посвятить кого-нибудь из своих близких в свои планы, связанные с опасным предприятием. Кроме отца. Они слишком хорошо друг друга знали... Стемнело. В избе было тепло и уютно. Максим лежал на пуховом спальнике и перелистывал книжки, кем-то из местных рыбаков любезно оставленные на полке. Он начал читать про какого-то маньяка в страшном лесу и отважного сурового милиционера, который должен его обязательно поймать и .. вскоре. ДЕНЬ 4 Прогноз оправдался. Утро встретило дождем и сильным порывистым ветром. Природа решила не давать человеку расслабиться. Человек нисколько не обиделся, более того, он знал, что испытание не дается просто так. Он знал и то, что испытание всегда будет честным и никогда не окажется непосильным. Просто надо принять его и сделать певый шаг в атаку. Он был не против "поправить свою карму" и, воодушевленный, стал собираться в дорогу. Залив, где находилась изба был не более двухсот метров шириной, но даже на такой небольшой площади чувствовалась сила ветра. Максим подумал, что же будет, когда он выйдет из залива на открытую воду. Хотя, что тут думать, на месте посмотрим. Он загрузил каяк, оттолкнулся от берега и строго против ветра отправился в путь, а через несколько километров вышел на открытую воду. Опасения подтвердились: северо-восточному ветру было где разгуляться. Вода была черного цвета, а на больших волнах белели вспененные шапки. Вариантов было два: уйти вправо и обойти большой залив вдоль берега, либо пойти напрямик против ветра и через шесть километров сильно сократить маршрут. В полутора километрах был виден небольшой остров. Максим решил следовать на него, попробовать каяк, себя и, если все пойдет хорошо, пройти от острова оставшиеся километры напрямик. Он заработал веслом и стал постепенно уходить в кипящую воду. Опыта, конечно, не хватало. Поначалу очень много сил уходило на бесполезную суету, движения были неровные, часто возникал страх перевернуться. Но каяк устойчиво продолжал следовать к цели, как пробка перекатываясь на волнах, врезаясь в поднимающуюся перед ним воду, утапливая нос и тут же вылетая из нее с брызгами. Вскоре движения стали правильными и размеренными. Появился интуитивный контроль управления каяком. Максим уже подходил к острову. Он остановился с западной стороны, где ветер сдерживали высокие деревья. Налил чай из термоса, наметил промежуточный КП на другом берегу, прикинул расстояние и двинулся напрямик, по первому варианту. Он обогнул остров с севера и вновь сильный ветер ударил в лицо. Однако он уже не нагонял ту тревогу, которая была с утра. Организм уже притерся и вжился в новые обстоятельства. Греблось легко и уверенно, только иногда резкая боль в плече сбивала с правильного ритма. Вскоре он благополучно пересек залив, сделал несколько глотков воды и, изменив курс почти на девяносто градусов, направился на выдающийся далеко в озеро мыс. Теперь приходилось бороться со строго боковым ветром, который дул справа, со стороны берега, унося каяк в озеро. Максим поправил курс на угол сноса и продолжал работать веслом. Иногда он замечал появившуюся вдали большую волну и по мере приближения уже был готов к встрече с ней. Волна обрушивалась на каяк, а потом резко поднимала его вверх, щедро обливая водой. Еще через час Максим добрался до очередного промежуточного пункта своего маршрута. Дальше было проще. За мысом надо было повернуть на восток и через пару километров войти в залив, образованный большим островом слева. Потом еще один поворот, немного усилий и посёлок. Максим позвонил отцу и сказал, что самый опасный участок позади и что через часок он будет у цели. Оттолкнулся от берега и стал огибать мыс... И тут в лицо ударил по-настоящему сильный встречный ветер. Он несся с противоположного берега, где было большое болото и где ему было место разогнаться. Кроме того, здесь было довольно мелко, и если на глубине волны были большие, но пологие, то здесь они вздымались вверх очень высоко и, переламываясь, с пеной обрушивались вниз. Максим налег на весло. Преодоление этого мощного ветра забирало много сил. Каяк протыкал носом очередную волну, обдавая гребца потоком брызг, потом вздымался вверх, опрокидывался на гребне, и вновь нос уходил под воду. Рука нестерпимо болела. Через полчаса изнурительной работы Максим стал сомневаться в возможности добраться до тихого залива. Он отчаянно махал веслом, осматривая берег, где можно было переждать непогоду. Но там было сплошное болото, которое никак не подходило для лагеря. Он продолжал бороться со стихией. Было совершенно непонятно, движется ли каяк или стоит на месте. Ослаблять темп было нельзя: ветер уносил назад в открытое озеро. И только беглый взгляд на спортивные часы обнадеживал: есть скорость... два километра в час, два с половиной... Силы были на исходе. Правая рука ныла от боли, но он шел вперед и уже был уверен, что справится. Деревья впереди приобрели очертания, берег приближался. И по мере его приближения ветер начал ослабевать. Каяк уткнулся носом в песок. Максим отдышался, шатаясь вылез из лодки, сел, налил в кружку остатки горячего чая и проглотил шоколад. Все получилось. Собравшись с силами, он отправился дальше уже по спокойной воде, а через сорок минут уже подходил к поселку. Ещё издалека он увидел на берегу маленькую фигурку человека, который вышел из леса на полоску жёлтого песка, и смотрел теперь в сторону озера... отец. Вскоре они уже были дома. Ужинали свежей жареной рыбой, пили чай и делились впечатлениями. Всё прошло замечательно. Пусть в этот раз погода не позволила оставить на память красивых снимков и не дала расслабиться, но именно это позволило снова почувствовать свои силы,принять вызов, очистить разум, выложиться и напрочь забыть о пороках, лени, боли, и жалости к себе любимому. Максим засыпал в уютной кроватке. Сквозь дрему приятно вспоминались детали недавнего приключения, но мысли уже уносили его в будущее. Он снова бежал тренировку по бескрайнему полю одуванчиков, крутил педали велосипеда, шел на каяке по диким местам староверов, топал по первому снегу в чистом осеннем лесу и чувствовал запах пороха и масла от висевшего за спиной ружья. Он осторожно смотрел сквозь колючие еловые ветки шалаша на дерущихся на токовище тетеревов и вновь под странную щелкающую песню тихо подходил к своему глухарю... berserk, июль 2016г.
 

Загрузка...
Обсудить на форуме
Поместить ссылку в: LiveJournal Facebook Twitter Google Bookmarks Google Reader MySpace Linked In Yahoo! Bookmarks ВКонтакте Мой мир на Мail.ru Одноклассники Яндекс.Закладки
 

Комментарии (8)

geofiz23:07 02.09.2016# 
Прочитал с интересом, спасибо за отчет.
Монументально и просто, как минимум
раз в сезон тоже попадал в такую ситуацию,
спасибо!
berserk00:31 14.09.2016# 
рад что понравилось!
Михаил01:39 30.09.2016# 
"Оттолкнулся от берега и стал огибать мыс... И тут в лицо ударил по-настоящему сильный встречный ветер. ........ Максим налег на весло. "
Последнюю фразу поправить и никаких приключений.
"Максим сразу вернулся на мыс и спокойно переждал непогоду, поскольку понимал, что в этом деле он зеленый новичек, а расстраивать дома есть кого..."

Но так не интересно. Никаких оваций.
berserk06:35 01.10.2016# 
Вот вот! Он подумал: "О чем писать то буду?" ...да и домой пора, вот и влупил!)
Водяной08:22 04.10.2016# 
Интересно, а что все это время думал, переживал и чувствовал Максим?
Sophist20:23 04.10.2016# 
У индейцев, например, - это норма, говорить о себе в 3-м лице (да продлит Великий Маниту дни Максима, а равно и berserk'а).
Хау, Sophist всё сказал...
berserk04:01 05.10.2016# 
:) слова ваши Маниту в уши!
berserk20:57 06.09.2017# 
В этом году не получилось из-за травмы, зато обработал материальчик!
https://youtu.be/uNLuRaiNR-c
написать новый комментарий

Имя*

E-mail (не показывается на сайте)

Комментарий*

Не загружайте за раз большое количество файлов, сервер принимает не больше 2mb за один раз

RSS подписка